Предыдущая страница

На Закарпатье овцеводство превращается в экзотику

Опубликовано 16.02.2012 21:42

Когда-то каждая закарпатская семья держала хоть несколько овец, а богатые - и несколько сотен. Говорили, когда овца в доме - и хорошая свита, и губа сита. Сейчас времена другие. Цена брынзы неприлично низкая по сравнению с сыром промышленного производства. Натуральная шерсть - на этикетках изделий, а не в самой ткани. Впрочем, еще хозяева, которые, как и их отцы-деды, не представляют жизни без овцеводства.

На Закарпатье овцеводство превращается в экзотику

У Михаила Дюрдия из села Велятин, что в Хустском районе на Закарпатье, большое хозяйство: несколько коров, полсотни коз, лошадей и самая стадо в районе - более 130 овец. Несколько поколений в его семье занимались овцеводством, поэтому эта нелегкая работа, образно говоря, у него в крови. Малым мальчиком пас овец, помогал обходить овец дедушке и дяде, которые были уважаемыми в селе хозяевами. Окончив школу, должен самостоятельно зарабатывать на хлеб. Работал строителем в Киеве, Полтаве, Санкт-Петербурге, Москве. В российской столице на строительстве собора промелькнуло шесть лет его жизни. Хотя и заработки были приличные, на чужбине не остался. Мечталось самому хозяйничать, иметь скот, обрабатывать хоть небольшой, зато собственный клочок земли. Вернувшись на родину, женился. Тогда, десять лет назад, и решили с женой Викторией купить несколько овечек. Из года в год их становилось больше, и теперь об их хозяйку знают во всем районе. Часто берут у Михаила овец на развод, ведь животные в него здоровые, ухоженные. В Велятине ветеринара нет, поэтому приглашает врача из другого села, чтобы следил за здоровьем стада.

Каждый человек заготавливает на зиму пять-шесть тонн сена. Сам берется за косу, а если корма зимой овцам все же не хватает - покупает в односельчан. Собственных пастбищ имеет два гектара, еще пять арендует. Долго искал себе помощников для выпаса скота. Работа эта не всем по силам. Пусть с неба сыплются на землю стрелы-молнии, стадо все равно отправляется на пастбище, а чабан - следом. Ежедневно с ней надо прочимчикуваты несколько километров.

- Бывало, соглашались пастухи, и выдерживали максимум месяц. Однажды даже оставили стадо судьбы. Впрочем, такая безответственность - не редкость. Кто не хозяйства, не вкладывает в него труда, средств, то чужого не умеет ценить, - рассуждает Михаил Дюрди.

Но все же нашел хозяин надежных и добросовестных партнеров и помощников - Имре Мокотоша и Василия Дебич. Последний полжизни провел в долинах, выпасая, бывало, и до тысячи овец. Каких только приключений не случалось на его веку! Приходилось защищать стада и от волков, и даже от медведя.

- Это правду говорят, что волк имеет силу двух человек. Если хищник долго голодает, может разорвать овцу и съесть ее за несколько минут, даже на ходу. На полонине волк затинае за раз пять-десять овец и бежит в лес. Позже за ними возвращается. Медведь же берет лишь одну-две, - рассказывает Василий Дебич.

Восемнадцатилетний Имре Мокотош говорит, что в этом году волки сильно навредили местным хозяевам. Хорошо, что все Михаилу овцы - в загоне. Собаки Лапиш и Лайка всегда следят. И оба пастухи обустроили себе наблюдательные пункты на деревьях - издали замечают, когда зверь подкрадывается к стаду.

Всего, в летнее время от своих овец они получают ежедневно по сто литров молока в день. Сейчас, когда овцы уже перестают доиться, ожидая потомства, удой упали. Доение овец и переработка молока происходят по ритуалу, который формировался на протяжении многих веков. Михайлова жена Виктория и мать Елена все молоко сливают в большую бочку, добавляют закваску, примерно через час оно скисает, и начинается таинственный процесс рождения "будзу" - овечьего сыра или брынзы. "Вдруг со дна посуды, из-под молока поднимается круглое сырья тело каким-то чудом родилось. Оно растет, обращает плоские стороны, купается в белой купели. Само белое и нежное. И когда старший его вынимает, зеленые родовые воды звонко стекают в посуду . Славный родился будз. ватагой удовольствие и полезно людям ... ", - так об этом писал Михаил Коцюбинский в своих" Тенях забытых предков ". Вынув из бочки будз, обрат сливают в котел и ставят на огонь. В нем рождается еще один ценный продукт - вурда - второй сыр, который так же ценен, как и первый, к тому же слаще, потому что больше обогащенный белком. Хозяйки уверяют, что эти натуральные продукты имеют чудодейственную силу, продлевают молодость, способствуют долголетию. Недаром все пастухи доживают до глубокой старости, а хозяева, в чьих амбарах не переводится брынза, не знают болезней.

- В начале прошлого века в блюда клали кусочек брынзы и таким нехитрым способом добавляли им вкуса. Тогда в Европе, если хотели подчеркнуть дороговизну продукта, сравнивали его с мешком перца. У нас - с ложкой брынзы, - рассказывает Виктория Дюрди.

Закарпатские хозяева продают овечий сыр на ярмарках, скупают его у них и владельцы местных магазинов. Говорят, когда-то брынзы сбывали более, сейчас же люди охотнее покупают упакованный в пластик сыр, молоко и не пахнет. Между тем овечий - и дешевле, и в разы полезнее.

Лелеет Михаил мечту - разводить овец тонкорунной породы, из которых получают лучшую однородную шерсть. Однако сетует, что сейчас она не в цене. Ранее хозяйки умели и вымыть ее, и вычесать, и прясть, и вязать не только носки, но и юбки, свитера. Из шерсти шили одеяла, а овечью шкуру дубили и изготовляли из нее прекрасные кожухи. Сейчас фавориты рынка - искусственные меховые и изделия из синтетических волокон, заменители кожи. Да и вообще овцеводство становится убыточным, ведь властители не поддерживают отрасль, как это практикуют наши соседи - венгры, словаки, румыны. Закарпатец говорит, что во времена премьерства Юлии Тимошенко на содержание одной овцы каждому хозяину государство выделяло сто гривен годовой доплаты. Теперь - ни копейки. Поэтому пастухи часто не могут позволить себе приобрести ветеринарные медикаменты, инвентарь, необходимый для ухода за животными, витаминизированные корма, строительные материалы для сооружения загонов подобное. У некоторых крестьян дворы уже пустые - из-за дороговизны пришлось отказаться от разведения животных. Если еще каких-то двадцать лет назад на Закарпатье держали огромные стада, которые насчитывали по 500-800 голов, то сейчас более трех с половиной тысяч овец - поголовье всего Хустского района. Так овцеводство, которое испокон веков кормило закарпатцев, понемногу превращается в экзотику и промысел для души.


Запись опубликована автором admin в рубрике Без рубрики.
Постоянная ссылка

К данной статье комментарии запрещены...

Все права защищены. © 2010-2018 - enjoyyourlife