Предыдущая страница

Закарпатец, приговорен к пожизненному заключению, видится с женой дважды в год

Опубликовано 01.02.2012 14:12

42-летний Андор Лукьянченко приговорен к пожизненному заключению. До 2005 года был в тюрьмах Будапешта и Праги. Шесть лет назад его экстрадировали в Украину. Наказание отбывает в Ужгороде.

Закарпатец, приговорен к пожизненному заключению, видится с женой дважды в год

- Родился в закарпатском городе Хуст, - рассказывает на русском. - Малым с родителями переехал в Киев. Окончил Институт физкультуры. Занимался пятиборьем. 1994-го у меня родилась старшая дочь Маргарита. Того же года со спортивной группой мы впервые выехали за рубеж - в Венгрию.

О причинах заключения вспоминает неохотно.

- Я был молод, всего 24 года, ветер в голове гулял. Однажды сидели в ресторане, выпили. Что-то не поделили с местными. Подрались. Меня и товарища арестовали. В то время украинская и венгры недолюбливали друг друга. Нам инкриминировали разбойное нападение, со временем все перевернули как попытку убийства. Осудили на 13 лет.

Наказание отбывал в будапештской тюрьме.

- Условия содержания там гораздо хуже, чем в Украине. Кормили нас полуфабрикатами. Через девять лет я попытался убежать. Договорился с охранниками, заплатил. Полиция была коррумпирована. Бежал в Прагу.

В Чехии вызвал жену Ирину. Там у супругов родилась меньше дочь Елизавета.

- Через год меня поймали. Немного отсидел в Праге, пока не экстрадирован в Будапешт. Положили пять лет за побег. Всего вышло 18. 2000-го написал письмо к власти. Попросил перевести меня в Украину. Рассматривали заявление несколько лет. Товарища экстрадировали 2004-го, меня - через год. Когда в Украине начали пересматривать мое дело, оказалось, что срок 18 лет в Уголовном кодексе нет. Переквалифицировали на пожизненное заключение. А вот дело товарища обращались ранее, присудили 15 лет.

Жена навещает раз в год.

- Чаще не имеет возможности. Она преподает в Институте физкультуры. Привозит фрукты. В тюрьме бананов, яблок и сладостей хочется больше. Родителей не видел почти 18 лет. Не хочу, чтобы они приезжали, потому что дорога дальняя, а они старенькие. Общаемся по телефону.

Меньшую дочь впервые увидел, когда ей исполнилось 7.

- С женой мы долго готовили ее к этому, думали, как объяснить, чтобы не травмировать. Помню, позвонил по таксофону однажды домой, и трубку подняла Лиза. Сразу узнала меня, назвала папой. Теперь пишет мне письма.

Говорит, в тюрьме изучил два языка.

- До ареста учил итальянский. В тюрьме ее подтянул. В Будапеште со мной сидел товарищ, который владел английским. Зубрил ее со словарем по два часа в день. За четыре года изучил полностью. Сейчас читаю литературу на английском и итальянском, чтобы не забывались. Полгода назад начал изучать испанский. Еще владею чешским, немного говорю венгерском.

Исповедуется и причащается еженедельно.

- Когда сижу, много думаю о Боге. Перед тюрьмой в церковь ходил редко, суета не пускала. В Венгрии видел реабилитационные центры для бывших заключенных. Если вышел на свободу - создал бы такой в ​​Украине. Внешний мир в моем воображении то, что был 18 лет назад. Жена говорит, что все существенно изменилось.

Каждое утро просыпается в шесть. Умывается, завтракает кашей. В 9.00 идет на прогулку. Бегает, отжимается, приседает.

- Как возвращаюсь в камеру, выливаю на себя ведро холодной воды в любое время года. После начинаю читать. Перечитал всю здешнюю библиотеку. Беру все, от Ницше и Гете в богословской литературы.

За пять месяцев истечет 18-летний срок заключения Андорра. Тогда суд сможет пересмотреть его дело.

- Возможно, меня выпустят на условно-досрочном основе, - говорит. - Если выйду на свободу, устроюсь работать в церковь.


Запись опубликована автором enjoyyourlife в рубрике Без рубрики.
Постоянная ссылка

К данной статье комментарии запрещены...

Все права защищены. © 2010-2018 - enjoyyourlife