Предыдущая страница

Известному закарпатском журналисту и поэту Ивану Костевич исполняется 60

Опубликовано 17.01.2012 11:51

Седовласый ветеран национальной журналистики - удивительный фанат журналистские дела в прямом смысле слова. В канун своего юбилея Иван Костевич вспоминает о журналистские будни, о добрых коллег по творческому «цеху», как жилось-писалось, «мучилось-творилось», как сложилась личная семейная судьба, а также о невероятных пути-дороги на Северный полюс, настоящий патриотизм , бескорыстную любовь к матери-Украине.

Известному закарпатском журналисту и поэту Ивану Костевич исполняется 60

«В моих жилах-СИЧОВИЦЬКА КРОВЬ»

- Иван Андреевич, где ваша витцизнина?

- Село Терновая на Тячевщине, раскинувшийся на берегу строптивой Тересвы, где испокон веков живет многодетная и удивительно дружная семья Костевич. Мамочка Василиса родила меня за 6 лет после окончания Второй мировой войны холодной слякотной ноябрьской дня. Детство было невероятно тяжелое: постоянно не хватало даже сухого куска хлеба, не то, чтобы одеть детей в новенькие «гатькы» и топаночкы. Витцивська соломенная хижина имела одненьке дверь и два окошка, больше похожи на округлые бербенични денцятка. Я навсегда затямкував, как мои сестренки и братик радовались, когда у окошечка из-за соседней горы Грушки изредка и скупо закрадывалось теплое ясное солнышко. В маленьких темных сенях и срубе стояла деревянная кадка с капустой и всякое принадлежности. В маленькой комнатке на остром крюке дубовой Геренды висела округлая лампадка, пидслипувате свет которого никогда не угасало и наводило на детей загадочный страх ...

Почти дням я бегал к греко-католической церкви в деда-благодарность Юрию, который, казалось, как выпрямившись, молился Божьим алтарем и усердно читал на утрене, вечерне, в праздники библейские псалмы. Только когда подрос, то узнал, что дед Юрий был сечевым стрелком в отряде кошевого Михаила Козичаря и только чудом не погиб 15 марта 1939 года на Красном поле.

Всю жизнь я гордился тем, что в родной дом-Соломенку постоянно наведывались мудрые слуги, вели умные беседы о том, как обществу живется трудно, сколько погибло на фронтах невинных земляков. Только с течением времени узнал от матери о том, что в церковном подземелье дед Юрий помогал укрывать от верной смерти десятки сечевиков с Тересвянской долины, которых нещадно преследовали венгерские солдаты-пирьяникы. Дед Юрий сумел спасти жизни 50 еврейским семьям, которые тогда жили в Терново. Для них была одна прямая дорога - в крематорий Дахау или Бухенвальд. Видимо, за доброе и чуткое сердце, искреннюю душу даровал моего деда Юрия, который дожил до 105-летнего возраста.

В 18 лет мама стала делегатом Первого съезда Народных Комитетов, который воссоединил Закарпатья с Украине 26 ноября 1944 года. Ее личный мандат сохраняется с желто-голубыми лентами, тогда заплетала в свои русые косички, в Терновском историко-краеведческом музее. А нянько Андрей - самобытный скрипач. С тройственным музыкальной группой «Тернивчаны» за свою жизнь сыграл аж 6 тысяч свадеб, крестин, вечеринок, колядницких поздравлений, проводов в армию. Мы свято храним дорогую реликвию - творческую награду «Народный музыкант Закарпатье», которой нянько был удостоен в 1967 году на Международном фестивале в Ужгороде.

Больше горжусь, что в моих жилах течет горячая костевичивська сичовицька кровь.

С Левко Лукьяненко

- Когда примкнули к перу?

- До вспоминаю ту апрельскую погоду 1963 года, когда почтальон принес домой районную «Дружбу», где на четвертой странице было напечатано мое информацию о сельских помощников-тимуровцев, которые помогали по хозяйству пожилым. Уже полвека ревностно храню «Кобзарь» Тараса Шевченко, подаренный мне, как юному селькор-пятикласснику, за активную подготовку материалов для районной газеты. Затем печатался в «Закарпатской правде», «Молодые Закарпатье». Из рук редактора Вадима Дружинина получил ценный подарок - фотоаппарат «ФЭД-3».

После окончания Тересвянской десятилетки редактор «Дружбы» Григорий Мищенко пригласил меня работать в газете. Здесь прошел все ступени и отдал «Дружбе» ровно 12 лет. До добрым словом вспоминаю тогдашних моих коллег по перу - Иосифа Мелеша, Анна Данилюк, Виктор Дрогальчук, Тиберия Перца, Марту Дубровку, усопших Михаила Стана, Федора Шимона, Ивана Бидья, Михаила Тимшу, Юрка Павлишинця, Дмитрия Леспуха, Марию и Петра Брацюнь. 25 журналистские лет «Дружбе» также отдал мой родной старший брат Михаил, который работал ответственным секретарем и загадочно погиб в 1987 году в автокатастрофе. По сей день остается не раскрытым преступлением его убийство. С того времени прошло уже 24 года, а виновника аварии доныне никто не знает.

В те нелегкие времена я решил поехать в Москву на строительство олимпийских объектов. Молодежь со всего Союза жила в необорудованных общежитиях и вагончиках. Вечерами, а то и белым днем ​​на спорткомплексах Крылатского, Медведково, Новогиреево, Строгино и Лужники было страшно выйти из дома: молодежь занималась откровенными грабежами, разбоями, пьянством, воровала, потому что «не за что купить буханку хлеба». Такими «уверенными темпами» «белокаменная» и встретила Олимпийские игры-80. Московские менты "хватали всех и вся», кто попал «под горячую руку», шили дела "без суда и следствия». Именно в Москве я познакомился с Александром Солженицыным, Владимиром Высоцким, Валерии Новодворской, Николаем Филоненко-Муратовым, на неприметной квартире которого постоянно собирались и встречались диссиденты-националисты и угеесивци. Мне удалось каким-то образом сфотографировать похороны Владимира Высоцкого на Таганке и захоронения на Ваганьковском кладбище.

На Северном полюсе

- Вы член УГС, член НРУ, член Национального Союза журналистов Украины с начала их основания ...

- После Московской Олимпиады недремлющее энкаведистских глаз меня все-таки «вычислили»: пришлось невинно видбухаты 910 дней и ночей в холодной камере-одиночке Бутырской тюрьмы. После «досрочного» увольнения меня отправили на «исправительные работы» аж в далеком Заполярье, в город Салехард, где работал на лесопилке постоянно в ночные смены при 50-градусных морозах. Затем «потеплело» на сердце от горбачевской «оттепели-перестройки», а ямальского сибиряки-газетчики «убрали» мне в руки, я снова начал работать в тамошний окружной газете «Вестник Заполярья». Писал и снимал репортажи о оленеводами белоснежной тундры, добувникив гранита на Северном Урале, рыболовов Карского моря и Ледовитого океана.

Становится жутко от воспоминаний, сколько украинских соотечественников погибло невинной смертью от страшной сталинско-комуняцькои мясорубки: в вечной мерзлоте до сих пор валяются надгробные кресты с такими знакомыми фамилиями: Науменко, Омельченко, Васильченко, Довбня, Кузьма, Петрашко. Потому что хотели, то «творили» комуняцьки мракобесы над честным людом. И издеваются сей, ибо мало что изменилось к лучшему во властных верхах за 20 лет украинской независимости. Всякая новая власть привыкла «хозяйничать» по старой привычке - авось. Это ведет страну в прямо пропасть.

С Иваном Коршинский

- Вы трижды покорили Северный полюс, побывав на «Полярной станции-24» ...

- Я с неимоверными усилиями убедил руководителя высокоширотной советской экспедиции Дмитрия Шпаро в том, что физически готов преодолеть полярную дорогу и сфотографировать все интересные эпизоды. За 85 дней и ночей группа прошла более 1500 км, оставив позади широкую снежную пустыню - острова Новой Земли, Диксон, Шпицберген. На «Полярной станции-24» в капсуле оставил свое имя грядущих потомков-путешественников с добрыми пожеланиями. В 1990-91 годах еще дважды побывал на Северном полюсе вместе с американскими и канадскими путешественниками, за что награжден орденом «Почетный полярник Крайнего Севера». Что интересно: собачьи упряжки никогда не доходят до указанного маршрута. Этому мешает большое переохлаждение. Поэтому собак убивают, значит мясо пекут на специальном принуждении, смачивая в ароматных специях.

На всю жизнь запомню невероятный подземный ядерный взрыв на Новой Земле в 1991 году: тогда весь мир пылал адским огнем. «Гриб» был виден за 600 км от эпицентра взрыва. На островах Таймыре и Ямале здания разлетелись вдребезги. Тогда на севере погибли 2 тысячи человек. В конце 1991 года я попрощался с журналистами «Вестника Заполярья» и навсегда уехал в Украину к своей семье.

Только в 45 лет обзавелся семьей: верная жена Леся родила мне четырех коровок-дочерей, которые растут нам на радость и утешение.

Пришлось работать редактором газеты «Студенческий меридиан» Каменец-Подольского педагогического университета им. И. ОГИЕНКА. Поэтому трудился в «Молодые Закарпатье», «Карпатском голосе», «Серебряной Земли», «Старом замке» и других газетах. Теперь я - фанатичный фестивець. Уже опубликовал на страницах газеты 1500 разножанровых корреспонденций, репортажей, фотосвитлин с Тячевщины. Я уверен, что журнал будет прогрессировать, привлекать к себе прежде честного, порядочного, национально сознательную читательскую аудиторию, выводить на чистую воду мздоимцев, врагов украинской государственности.

Я никогда не забуду мудрое и искреннее пожелание Шевченковского лауреата, народного литератора Петра Скунца, который при встрече со мной на проспекте Свободы в Ужгороде написал на клочке бумаги следующее:

Газетчики Костевич Ивану. -

Не поддавайся одном обмана.

Восстановим, кто Божий дар,

Имя давно продажное: газетчик!

Так живи, Иван, и пиши,

Поэтому пиши, Иван, и не греши!

Что ни говори, метко сказал великий закарпатский метр литературного слова.

- Что больше всего запомнилось в жизни?

- Теплые отношения и незабываемые встречи с Вячеславом Чорновилом, Левком Лукьяненко, братья Горыни, Сергеем Набокой, Юрием Шухевичем, Степаном Хмарой, Ириной Калинец, Олесем Шевченко, Ярославом Кендзьором. Я принимал активное участие в живом «Цепи единения» 21 января 1990 года от Львова до Киева. Навсегда запомнились торжественные собрания ветеранов-националистов, посвященные 20-летию создания Украинского Хельсинского Союза (14 августа 2008 года в Украинском доме в Киеве), интервью с женой Черновола Атена Пашко.

Быть летописцем - БОЛЬШЕ СЧАСТЬЯ

- Почему не вступаете в Союз писателей Украины?

- «Местные» клерки не пускают. В областной писательской организации причину мотивируют тем, что у меня напечатана только единственная поэтический сборник. Но я также упорядочил три художественно-документальные повести написал 5 литературно-исторических монографий. Хотя в моем творческом «загашнике» годами лежит менее 5 поэтических сборников, 10 повестей, сборник новелл, книга юмора и сатиры, а на их видрукування, как всегда, нет средств. А власти и спонсоров сейчас не до книг. Все думают только о себе. Но надеюсь - всегда так не будет.

- Как опытному ветерану пера, что хочется сказать начинающим газетчикам?

- Прежде, творить и писать честно, беспристрастно, правдиво. Дорожить высоким журналистским именем. Никогда не поддаваться на всевозможные обманчивые лесть и провокации, быть неподкупным. Полагаться во всем и всегда только на свой ум, интуицию, мировоззрение и всегда быть в душе искренним украинским. Тогда непременно все у всех получится прекрасно. А еще: ни дня не оставаться без написанного газетной строки!

- Уважаемый Иван Андреевич, коллеги по перу, патриоты Карпатского края, соратники и единомышленники в день вашего светлого и уважительного 60-летнего юбилея от всего сердца желают вам счастливой семейной жизни, радостного долголетия, чтобы все задуманное на творческих жизненных перевалах непременно сбудется. Многая-благая вам лета!

С юбиляром беседовал Михаил Носа, поэт, писатель, Тячев


Запись опубликована автором admin в рубрике Без рубрики.
Постоянная ссылка

К данной статье комментарии запрещены...

Все права защищены. © 2010-2018 - enjoyyourlife