Предыдущая страница

Теодор Ромжа: епископ-мученик

Опубликовано 30.12.2011 07:32

Чтобы уничтожить греко-католического епископа Закарпатья, коммунисты прибегли к услугам известного сталинского диверсанта Павла Судоплатова

Фото для нового загранпаспорта. 1939
Фото для нового загранпаспорта. 1939

Он был владыкой всего три года - с 1944-го по 1947-й. Когда надевал епископские ризы, был практически неизвестен публике. Через три года указание на его убийство лично отдавал тиран одной из самых могущественных империй - Сталин. За три года епископства Теодор Ромжа оставил после себя яркий след - Папа Иоанн Павел II объявил его блаженным. Он был «как тот ясный метеор, ярко заблестел на небосклоне, а потом вдруг погас», - скажет о нем другой епископ-мученик Павел Гойдич, который был осужден на пожизненное заключение. И по сей Теодор Ромжа окутан нимбом таинственности, несмотря на то, что книги о нем вышли английском, итальянском, венгерском и украинском языках.

Бытие

В этом году в апреле Федору-Юрию Ромжи могло исполниться красных сто лет. Возраст, который в гуцульском поселке Великий Бычков, где он родился, случается. Но все сложилось иначе. Он погиб в 36 лет, когда был молод, силен и полон энергии и замыслов. Его отец Павел Ромжа работал служащим на железной дороге, поэтому семья имела устойчивый доход. Но в семье, где живут девять детей, даже на не насобираешь. Так рос Федор в скромных условиях.

Во время учебы в Хустской гимназии он уже проявлял интерес религией - на каникулах дома читал Апостола в церкви, пел в клиросе. Еще до окончания исследований в Хусте он уже видел себя священником-миссионером, который навертатиме людей к христианской вере. Определенную роль в этом сыграл монах-иезуит византийского обряда Василий Буржуа, проводившего пастырскую работу в близлежащих селах. Его пример, очевидно, вдохновлял и молодого гимназиста.

Теодор Ромжа - гимназист. 1929

Теодор Ромжа - гимназист. 1929

В 1930 году епископ Мукачевской епархии Петр Гебей благословляет отличника Хустской гимназии Теодора Ромжу на учебу в Рим в Папский университет Грегориана. Четыре года он учится в Коллегии Германикум-Гунгарикум. Но как католик восточного обряда ходит в церковь святого Антония, которую посещали и русские-католики, проживавшие в Риме. Сближение с ними приводит к тому, что он меняет направление своих исследований. В 1934-м переходит в Коллегию Руссикум, где готовилось много миссионеров для обращения России к католицизму. К ним принадлежал и Теодор Ромжа.

Можно только удивляться моральному духу и стойкости богословов, которые собирались агитировать православную Москву за подчинение Папе Римскому, и еще при коммунистическом режиме! С нынешней высоты это была наивная утопия. Но люди, которые готовились ее воплощать, были готовы к высокой самопожертвования. Это были своеобразные камикадзе, воины Христовы армии, готовы были умереть с Божьим именем на устах. Многие из них и стали мучениками в атеистической России.

Время обучения в Руссикуми стал переломным в судьбе Теодора Ромжи. Его жизнь стала четко запрограммированным - жертва ради веры. Другого варианта в коммунистической России для католического миссионера не могло быть. Но после семи лет учебы в Риме он возвращается домой, где отбывает воинскую повинность в Пражском училище военных священников. После армейской службы епархия направляет его пастырем у села Березово и Нижний Быстрый Хустского района.

Но это не то, чего требовал Ромжа. В письме к товарищу в Швейцарию он иронически пишет: «Здешняя моя работа не имеет почти ничего общего с миссионерской деятельностью: уже вижу, что за пять лет из меня будет хороший сельский поп». Впрочем, он отличается от других греко-католических священников. Собственно, ломает сам стереотип униатского священника. Под влиянием Руссикуму отпустил длинную черную бороду, на Закарпатье ассоциировалась всегда с православием. Был верным и очень бережливым к православным литургическим предписаний, выучил в коллегии. Кроме того, оставался современным человеком - к верным ездил на велосипеде. Любит рыбачить, лыжный отдых, сигареты, радио.

Но видит, что на Закарпатье найти себя ему не удается. Поэтому мечтает о докторат в Риме. Однако на пути становится политика. 22 сентября 1938 его снова мобилизуют в армию. Однако Чехословакия не решается на войну с Гитлером и в конце концов распадается. Закарпатье оккупирует Венгрия. В новых условиях летом 1939-го епископ Александр Стойка именует 28-летнего Теодора Ромжу, из которых тот семь лет прочел в Риме, профессор Ужгородской духовной семинарии. В настоящее время у молодого священника уже был заграничный паспорт, однако он должен подчиняться воле руководства. Это был последний шанс уйти миссионерским путем. С этого времени судьба Теодора Ромжи от него уже не зависела. Все развивалось предопределенным руслом.

В семинарии он, кроме всего прочего, выполняет обязанности духовного наставника, т. е. следит за душевным состоянием каждого семинариста. Все отмечают высокую требовательность Ромжи как к себе, так и к другим. Молодой преподаватель настроен критически к порядкам в семинарии. «Пора бы, наконец, покончить со старой, дряхлой традиции, которая, по-моему, основанный на принципе материальной заинтересованности, - пишет он ректору Руссика. - Мне казалось очень странным, когда добрым называли приход, где священник имеет высокие доходы, а плохой - где невысокие. Это означает, что критерием «хорошего» или «плохого» прихода является не любовь к Богу и совершенное жизни верующих, а нечто материальное ». Он и дальше оставался идеалистом-миссионером, для которого самое ценное - это самопожертвование.

Восхождение

Мукачевская греко-католическая епархия в те времена была ареной большой политической борьбы. Венгрия хотела сделать его своим инструментом в деле мадьяризации здешнего населения, но наталкивающейся на сопротивление. Единства не было даже в самом руководстве епархии. При таких обстоятельствах скоропостижно умирает епископ Александр Стойка, у которого в последние годы возникли некоторые разногласия с мадьярами. Венгры наконец получили возможность одеть епископскую митру на своего кандидата. Но Рим был против, поэтому процесс назначения нового епископа затягивается.

Теодор Ромжа в гуцульском наряде с племянницами

Теодор Ромжа в гуцульском наряде с племянницами

2 января 1944 Апостольский Престол назначает только временного администратора Мукачевской епархии - венгерского Гайду-Дорозького епископа Николая Дудашем. Все резко меняет ситуация на Восточном фронте. Бои идут уже в Карпатах, и всем понятно, что вскоре советские войска вступят на Закарпатье.

В таких условиях 24 сентября 1944-го епископом Мукачевской епархии назначен Теодора Ромжу. До сегодня можно спорить, почему Рим выбрал именно его. Ведь Ромжи было только 33 года, и в то время он был самым молодым епископом во всей Вселенской церкви. Молодым он был и среди предложенных кандидатур.

Историки церкви подчеркивают, что Ромжа имел хорошую ватиканскую подготовку, был политически нейтральным и практически неизвестным, есть за ним не было никакого негатива, который мог бы выставить как компромат новая власть. Но главным, возможно, было то, что Ромжа готовился к миссионерской работы именно в России. Ему была хорошо знакома не только русский язык, культура, духовность, но и особенности российской ментальности, политической ситуации. Об этом ярко свидетельствует тот факт, что, став епископом, еще до прихода Советов он негласно посвящает в епископы каноника Александра Хиру и еще нескольких священников. То есть подготовка их к работе в подполье.

Еще в 1939 году, когда граница СССР пролег по Карпатам, он написал ректору Руссикуму: «Как вы смотрите на близость советской границы? Ведь он, кажется, только в 60 километрах от Ужгорода. Здесь говорят всякое. Но пусть будет что будет! Ведь моя цель - апостольская работа среди них. Никуда бежать не буду. И что за беда, как убьют: умереть за Христа - значит вечно жить ». С 1944-го Теодор Ромжа получил так долго лелеемая миссионерскую стезю - епископом за безбожного коммунистического режима. Сначала очевидных стычек не возникало: дривала война, власть была занята обустройством новой жизни. Вопрос греко-католической церкви не было первоочередным. Большинство закарпатцев были глубоко верующими людьми и принадлежали именно к греко-католикам.

Поэтому вызвать религиозное недовольство среди них в то время, когда надо агитировать за новый строй, было крайне неразумным. В свою очередь, церковь во главе с Ромжи демонстрирует лояльность к власти. Теодор Ромжа всегда отличался аполитичностью. Для него вера в Бога никогда не была совместима с политическими интригами. В новых условиях это стало доктриной Мукачевской греко-католической епархии, которая избрала политику невмешательства в исторические процессы, происходившие на глазах. Очевидно, руководство понимало, что любой откровенный сопротивление лишь развяжет руки ее врагам.

Теодор Ромжа.1944 год

Теодор Ромжа.1944 год

Судьба греко-католиков Галиции в 1939-1941 годах не оставляла сомнений в том, что атеистически-православная Москва не толеруватиме католической церкви. Поэтому когда Теодору Ромжи предлагают подписать Манифест о воссоединении Закарпатья с Украиной, он отвечает: «Манифест является политическим документом, а епископ не должен заниматься политикой». Всплыли на поверхность и старые межконфессиональные споры. Побывав в Москве и получив благословение Московского патриарха, православные верующие начинают наступление на греко-католические храмы. Их самоуверенность усиливает позиция власти, в которой преобладают коммунисты и русофилы, которые явно симпатизируют православию.

В таких условиях епископ осуществляет энергичную деятельность. Дважды встречается с председателем Народного Совета Закарпатской Украины Иваном Туряницей. Добивается освобождения арестованных священников. Весной отправляется в архиерейскую путешествие, посещая приходы Хустского, Виноградовского и Иршавского районов. В настоящее время церкви уже было запрещено выпускать печатную продукцию и заниматься с детьми. У епископа остался один выход: личным примером своим словом укреплять веру своих верных. Это дает результат: после некоторого успеха православизация захлебнулась.

Теодор Ромжа видит, как развиваются события в Галичине. Там, после ареста греко-католических епископов, была создана группа из нескольких священников, которые «объявили» отмены унии и присоединении к Московской патриархии. Чтобы исключить такой вариант на Закарпатье, он особое внимание обращает на священников. Морально слабых направляет за границу или вообще освобождает от пастырских обязанностей. Других предупреждает или стыдит. Таким образом ему удается добиться устойчивости клира. Более того, видя гонения своей церкви, греко-католики еще теснее сплачиваются. На праздник Ильи в Боронявский монастыре, окруженном преимущественно православными селами, на богомолье 1946 года, вместо обычных 5 тыс. паломников, пришедших в четыре раза больше. В конце своей проповеди Ромжа призвал всех поднять руку и торжественно присягнуть на верность истинной веры до смерти. То же повторилось в Мукачевском монастыре, где собралась до невиданное количество верующих - 50 тыс.

А епископ не кажется. Его путешествия по Закарпатью длятся месяцами. Он не проходит ни малейшего села. Когда власть конфисковала епархиальный автомобиль, он ездит возами, а то и ходит пешком. Миссионер, который готовился работать в далеких чужбине, был нужен своему народу.

Крест

Судьба греко-католической церкви была предрешена. В Советском Союзе для нее места не было. Вопрос заключался лишь в том, как и когда придет конец. Если в Галиции предлогом ее уничтожения стала поддержка Украинской повстанческой армии, то на Закарпатье «пришить» было нечего. Поэтому развязка затягивалась. Главной преградой «львовского варианта" стал Теодор Ромжа. «Убедите Ромжу - и много униатских священников перейдет в православие», - советовал Москве один из предателей унии. Но убедить человека, который готовился всю жизнь до исповедничества и мучений, было невозможно. После нескольких попыток это поняли все.

В отчете Уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви И. Ромера за третий квартал 1947 года сделан однозначный вывод: «Епископ Ромжа и его заместитель Хира должны быть немедленно в той или иной, наиболее удобной форме лишены возможности продолжать тянуть почти полмиллиона советских людей Закарпатской области в Рима ». Буквально за несколько недель он с радостью рапортовал, что епископ Ромжа «неожиданно» погиб.

Правда о гибели епископа полностью открылась лишь недавно. В 1998 году в Москве вышли воспоминания генерала НКВД Павла Судоплатова, начальника 4-го разведывательно-диверсионного управления, которое занималось диверсиями и террором. Именно под руководством этого изверга разрабатывались и совершались убийства выдающихся украинский Евгения Коновальца (убил лично), Шумского, Шухевича и многих других. В своих мемуарах кремлевский кат подробно описывает спецоперация по ликвидации Теодора Ромжи.

Инициатором был Никита Хрущев, который был первым секретарем ЦК КПУ. Судоплатов раскрывает еще одну малоизвестную причину такого решения. Он пишет, что Ромжа обладал сведениями о ситуации в руководящих кругах Украины, о планируемых мероприятиях против бандеровского движения. Эта информация епископу поступала от монахинь, которые тесно общались с женщиной Ивана Туряницы, первого секретаря обкома партии и облисполкома. «Обе должности тот занимал одновременно и пользовался большим уважением и любовью населения, - пишет Судоплатов. - На лозунгах и транспарантах, развешанных в Ужгороде к октябрьским праздникам, было написано: «Да здравствует 30-я годовщина Октябрьской революции и Иван Иванович Туряница!"

От Ромжи сведения о ситуации в украинском руководстве попадали в Ватикан. А оттуда через московскую агентуру - до Кремля. Это создавало настоящую опасность для Хрущева во властных интригах. Поэтому возникла потребность тайно ликвидировать всю униатскую церковную верхушку в Ужгороде, которая предоставляет всевозможное содействие бандеровцам. Сталин дал добро на уничтожение «террористического гнезда Ватикана» на Закарпатье.

В Ужгород со своей группой выехал сам Судоплатов и пробыл почти две недели. Он лично знал все руководство украинских националистов и хотел выяснить их связи и контакты с Ромжи. К сожалению, подробнее об этом сталинский террорист № 1 не пишет. 26 октября в селе Лавки в Мукачевском происходило освящение храма. Поскольку в то время уже был наложен запрет на поездки священников без разрешения Уполномоченного по делам религиозных культов, епархия заранее сообщила властям о визите в село епископа. Таким образом кагэбисты могли спланировать и подготовить покушение. До остановки Ромжа приехал автобусом, а оттуда в село - лошадьми.

Однако после службы и обеда крестьяне предупредили, что на окраине стоят авто с военными. Учитывая, что уже приближалась ночь, люди попросили владыку заночевать в деревне. На следующий день епископ, два священника и два семинариста отправились на бричке в дорогу. Вот как описывает случившееся очевидец отец Маслей: «Отъехав 2-3 километрах от села, мы заметили, что на нас надвигается большая грузовая машина« Студебекер ». Владыка, как всегда, молился на четки. Мы сидели задом к направлению движения и все видели. Едва успели крикнуть, как в тот момент автомобиль, спускаясь с горы, на полной скорости наехал на нас. Коляска от удара превратилась в груду щепок. Заметив, что мы живы, нападавшие бросились к нам и начали бить различными металлическими предметами ».

К счастью, на дорогу выехали почтовое авто. Чтобы их не узнали, кагэбисты попали в «бобик» и скрылись. Почтовики же отвезли пострадавших сразу в мукачевской больницы, где им оказывали помощь до поздней ночи. В Теодора Ромжи были два перелома челюсти. Уцелели лишь семь зубов, к тому же качались. Была повреждена нога и многочисленные раны на теле уже от ударов нападающих. Более пострадал отец Бачинский. Возможно, его, как старшего по возрасту, убийцы приняли на епископа. Он имел трещину черепа и многочисленные переломы. Три недели пролежал почти полностью сознания.

Судоплатов признается, что нападение на Ромжу был подготовлен плохо. Вследствие организованной автомобильной аварии епископ был лишь ранен. «Хрущев запаниковал и снова обратился за помощью к Сталину. Он утверждал, что Ромжа готовился к встрече с высокопоставленными связными из Ватикана, - рассказывает генерал-лейтенант НКВД. - Тогда до Ужгорода прибыли министр госбезопасности УССР Савченко и начальник токсикологической лаборатории Майрановский приказу ликвидировать Ромжу ».

У епископа круглосуточно дежурили монахини-василиянкы, которые работали сестрами. Здоровье его улучшалось и опасность для жизни миновала. Чтобы провести спецоперацию, в больницу срочно принимается медсестра, агент местных органов безопасности. Но монахини неотступно сидят в палате и стерегут епископа. Во время ночного обхода 1 ноября главный врач Бергман говорит им следовать за ним. Когда через несколько минут они вернулись, епископ уже умирал. Как признается Судоплатов, Ромжу был убит уколом с ядом кураре. Последними его словами были: «О, Иисусе!"

Привезти тело Ромжи из Мукачево в Ужгород разрешили только поздно вечером, чтобы не поднимать большого ажиотажа. Проте по всій дорозі люди зустрічали похоронну процесію зі сльозами на очах. День похорону 4 листопада став на Закарпатті незвичайним. Були скасовані залізничні й автобусні маршрути у напрямку Ужгорода, щоби перешкодити вірникам попрощатися з улюбленим єпископом.

Украинская неделя


Запись опубликована автором enjoyyourlife в рубрике Без рубрики.
Постоянная ссылка

К данной статье комментарии запрещены...

Все права защищены. © 2010-2018 - enjoyyourlife