Предыдущая страница

Со времени сплава последнего бокора на Тереблянски дельте прошло полвека (ФОТО)

Опубликовано 25.12.2011 02:58

76-летний синевирець Григорий Кость - как свидетель, так и непосредственный участник тех событий в верховинском края, стали историей бытия горцев, которое по современному образу жизни не увижу и не вернуть в реальность. Он был бокорашив.

Со времени сплава последнего бокора на Тереблянски дельте прошло полвека (ФОТО)

Все меньше становится в живых людей этой мужественной профессии прошлого, которая канула в небытие. Мало из тех осталось, кто может поделиться с нынешним поколением воспоминаниями уникальной специальности, по которой работа органично сочеталась в лесу и на воде. И не только потому, что со времени сплава последнего бокора прошло немало лет - раз в этом году исполнилось полвека ...

Дом бывшего плотогона, а теперь пенсионера, как символично уселась у берега Теребли - серебристой реки, именно которой в молодости ему пришлось вести бокори, лихо бороздя ими мимолетное голубое русло. Застали хозяина за отдыха. Отдыхал не потому, что не было дела во дворе или не хотелось чем-то заняться, а здоровье не позволяло - без палки шаг не может ступить. Правая нога нестерпимо болит как днем, так и ночью уже пять лет, никакая панацея не помогает. О причинах появления болезни рассуждает по-разному: возможно, сквозняки сказались, а еще, не исключено, догоняют простуды нижних конечностей, потому что когда когда, а во время лесосплава не только одни ноги были в ледяной воде. Что ни говори, а тяжелая это была работа, возраста укоротила многим землякам - в селе сейчас его коллег древнего специальности уже мизерное количество. Жертвенная, словом, для жизни была бокорашська труд ...

Уже в восемнадцать лет Григорий взялся за опальчину - весло на плоту. Он был старшим из пяти детей Дмитрия и Елены Костив, так, отец-плотогона, кстати, хоть был на вид крижастим, но суждено прожить всего 61 год, очень хотел иметь наследника, тем более, что первенец тоже ничего глядився коренастым. До этого дела годились только ловкие и широкоплечие Моцак. Крепких в селе было полно, а в сплавщики по массовой безработицы попадали между надежных все-таки за своеобразным "блату": родственники или Цимбора зачислялы к себе в товарищи по работе. Экзамен на зрелость новичок выдержал как благодаря физической силе и храбрости, так и благодаря Всевышнему. Потому благочестие в ежедневных молитвах - это большая опора на выживание в опасных ситуациях. А рискованный был сплав дарабе - то рискованный. Говорит, что особая угроза бедствия была в местностях с названиями Кайликова, Федакова, Москалева и Гуки. Здесь их по сумасшедшей скорости плотов, восходящая и под 60 километров в час, караулили очень крутые виражи. Не раз, бывало, бокори становились дыбом, ударившись о скалистый берег или напоровшись на замаскированный водой порог из гигантских глыб, и ломались, как спички, и еще рассыпались. Страшная авария скоювалася тогда, когда погибала человек. Многие кресты на берегах Теребли свидетельствуют трагедии. В тямци Костя тоже одно несчастье, очевидцем которого довелось быть.

Бокорашський труд не ограничивался одним лесосплавом. В высокогорье - урочищах Писся Рика, Фулейовець и Березовец, куда он с другими неделю добирался пешком из Синевира, преодолевая от рассвета более 20 километров, формировались плоты. Ночевали в землянках, а питались, по его словам, как правило, самостоятельно испеченный на костре картошкой, хлебом, квашеным молоком. Мясо ели редко, ибо мало кто его имел - оставляли питательный продукт дома детям, зато сало пробовали постоянно. Признается, что на жарки и варенье не хватало времени, перебивались в основном сухомятку. Григорий Костю, чтобы создать таблицы, сначала тоже пришлось связывать конечности древ гужовкамы (на носовой части относились перекладины, которые крепились деревянными клиньями в просверленных отверстиях). Гужовкы - это такие лещиновые веревки. Их изготавливали в гужварнях: в печах сначала выпаривали ветки орешника, а затем выжимали. Впоследствии во время Техпрогресс дедовские веревки заменили стальные тросы. Бокор состоял из 5-7 табели, древесина каждой из которых была разной по размеру, в зависимости от планового заказа. К ведущей первой, как правило, выбирали самые тонкие и длинные, даже 25-метровые ели. Тонкие концы их были авангардными. Из этих местностей, где тоже создавались искусственные пруды с плотинами, и стартовал, поднятый выпущенной водой бокор, которым управляли три гребцы с одним или двумя помощниками-резервистами, проходя затем нижнюю большую запруду через сооружены специальные узкие ворота. Финишировали после 30-километрового марафона Синевирская сплавщики в колочавского Мерешор. На этой пристани они передавали эстафету плотогона-пугарям - так в могиле горцы почему-то назвали коллег из соседнего низовья, которые продолжали гнать лес водной дороге в Хустщини.

Лесосплав вызвал большой интерес. В Синевирской Поляне, Синевире, Колочаве едва ли не все население деревень выходило на берега, чтобы увлечься караваном плотов, периодически, с интервалом 10-15 минут, плыли один за одним, и героическим трудом сплавщиков, болея за их счастливую путь.

Транспортировалась древесина по Черной Реке и Теребли с ранней весны, когда на потоках исчезал ледовый панцирь, и до поздней осени при появлении первых заморозков. Во время холодной поры, говорит Григорий Дмитриевич, переквалифицировался - топором и ручной пилой в дремучих чащах сваливал ели, спуская их ризами в водохранилищ.

Не только победоносно трудились плотогоны, как оказывается, но и на славу умели погулять. О традиционный их обычай в быту тоже было интересно узнать из уст как самого Григория, так и присутствующего в нашей беседы его младшего брата - 61-летнего Ивана, который запомнил действо дитваком. Между прочим, фрагменты досуга Синевирский сплавщиков талантливо запечатлел на нескольких своих картинах и местный одаренный художник Василий Шиндра, который искусством свято бережет и древность.

После завершения плотогонного сезона перед говением в знак благодарности за благополучный исход доблестного рыцарского труда, и чтобы просто развлечься, устраивались вечера с танцами под музыку, которые величали не как, а светски - баллами. Толпой сплавщики собирались на кутежи в одной из хижин в сруб, каждый снося выпивку и закуску. Потребляя сивуху-самогон, веселились до самого рассвета: фиглювалы, витиналы искрометные частушки под мелодии тройственных музык. Добрым словом, в частности, вспоминают воспалительных музыкантов Ильи Пазин, Ивана Иванина, Ивана Кецука ... И особенно запечатлелся в тямци Василий Бобик, который должен сельскую кличку хромасом. От этого виртуозного гудаки во время шибко танцевания босиком на глиняном полу возвышалась пыль до потолка. Разумеется, за столом было немало живых упоминаний о свежи бокорашськи будни. Не обходилось и без азартных споров-разборов, которые также часто доходили до побоев и драк в ночной темноте, поскольку "гамишни битангы" - так тогда называли бравых парней - в разгар столкновений еще намеренно погасят лампу. Аргументы правоты кулаками, чего греха таить, иногда завершались и синяками, и поломанными костями. Женщины и дети всегда переживали за результат забав своих семейных работников. И все же в конечном счете дружба побеждала - на трезвую голову забияки мирились, понимая, что между земляками должна царить согласие, синевирци - люди не так упорствуют, как трудолюбивые. Вызвал строя и пост.

Григорий гордится не за свое смелое рабочую деятельность на Тереблянски дельте, а прежде гордится паре с братом Иваном за трудолюбивого и мужественного покойного отца. "Он всю трудовую жизнь был на бокоры, напоследок его портрет начальство занесло и на доску почета Буштинского лесокомбината", - поддакивает младший старшему, который в свою очередь осознает, что именно нянько научил его навыкам профессии, которую навеки похоронила модернизирована техникой лесозаготовка. Именно из-за этой причине после всего нескольких лет плотогонства он из-за нехватки мест трудоустройства вынужден был отправиться по заработкам в областях Украины, Латвии, России. Во время нашего разговора где-то чувствовалось, что не только воспоминания, но и боль в ноге напоминал ему молодые бокорашськи лета. Болезнь - это скорее всего следствие тяжелых условий лесосплаве за тогочасся ...


Запись опубликована автором enjoyyourlife в рубрике Без рубрики.
Постоянная ссылка

К данной статье комментарии запрещены...

Все права защищены. © 2010-2018 - enjoyyourlife